НАТЮРМОРТ

 

В изобразительном искусстве натюрмортом (от латинского natur morte - "мертвая природа") принято называть изображение неодушевленных предметов, объединенных в композиционную группу. Ранние проявления живописного натюрморта были уже в XV—XVI веках, когда он рассматривался как часть исторической  или жанровой композиции. Как жанр классический натюрморт сформировался  сравнительно недавно, самостоятельное значение в Европе он получил лишь в XVII веке, в Нидерландах и Фландрии.

 Нидерландский натюрморт представлял собой уникальное культурное явление, оказавшее влияние на дальнейшее развитие всей европейской живописи. «Малые голландцы » отразили в своих работах мир предметов, живущих своей тихой жизнью. Сам термин «застывшая жизнь» (голл. stilleven, нем. stilleben, англ. still-life) стал употребляться для обозначения жанра в середине XVII века, поначалу в Нидерландах. До этого художники, описывая сюжет,  называли подобные картины «Маленький завтрак», «Букет цветов», «Охотничий трофей», «Суета сует». Основной перевод указанного термина, встречающийся в литературе — «тихая, неподвижная жизнь».

В русском языке прижилось заимствованное слово «натюрморт», обозначая собственно  жанр, но не его смысл. Для выражения смысла натюрморта  естественно намного больше подходит версия «still life» или «тихая жизнь». В России натюрморт как самостоятельный жанр живописи появился в начале XVIII века. Представление о нём первоначально было связано с изображением даров земли и моря, разнообразного мира вещей, окружающих человека. Вплоть до конца XIX века натюрморт, в отличие от портрета и исторической картины, рассматривался в качестве "низшего" жанра, главным образом как учебная постановка.

Начало ХХ века ознаменовалось расцветом классической русской натюрмортной живописи, впервые обретшей равноправие среди прочих жанров. Стремление художников расширить возможности изобразительного языка сопровождалось активными поисками в области цвета, формы, композиции. Все это особенно ярко проявилось в натюрморте. Обогащенный новыми темами, образами и художественными приемами, русский натюрморт развивался необычайно стремительно: за полтора десятка лет он прошел путь от импрессионизма до абстрактного формотворчества. Современная российская натюрмортная живопись очень разнообразна и многопланова, в ней можно увидеть черты как реалистического русского натюрморта, так и  влияние экспрессионизма, примитивизма, сюрреализма и т.д.

На моем персональном сайте в разделе «Натюрморт» вы можете увидеть мои работы разных лет, выполненные в жанре цветочного, тематического, философского натюрморта. Многие из них написаны в реалистической манере, есть примеры поисков в области импрессионизма и экспрессионизма. Также на сайте представлены работы моего отца, известного российского художника Александра Чернигина, натюрморты, выполненные маслом и в технике акварели.

 «Классический» цветочный натюрморт для меня, это не просто изображение красивых цветов и фруктов, это прежде всего возможность непосредственного контакта с натурой, такой живой, и в то же время постоянно изменяющейся, ускользающей. Когда отец приносит из сада огромный букет пионов с такими тяжелыми мясистыми шапками и жарким ароматом июньского утра, он как будто втаскивает в мастерскую кусок природного буйства. И это всегда вызов – а сможешь ли ты ухватить эту исчезающую красоту, успеешь ли совладать с этим взрывом, хватит ли у тебя мастерства и уверенности, чтобы не уступить ему в экспрессии  и эмоциях?

Мы часто пишем цветы вместе, вставая по разные стороны натюрморта, благо мастерская позволяет не мешать друг другу. Отец  любит работать  в саду, сооружая натюрморт прямо на пленэре и не срывая цветы. С детства помню такую картину – с утра выходишь на крыльцо, отец уже в саду, устанавливает этюдник. Солнце сквозь трафарет раскидистых яблонь рисует на большом, нетронутом еще холсте причудливые узоры. Рисует и стирает, снова и снова, словно в нетерпеливом ожидании.  Отец стоит  у холста, поглядывая на качающиеся шапки огромного куста белых флоксов, прищелкивает языком в предвкушении…

В таких «импрессионистических», уличных натюрмортах главное – это как раз  непередаваемое ощущение присутствия, будто этот кусок жизни просто выхвачен из потока, и в нем еще гуляет тот горячий летний ветер из детства. Но натюрморт с цветами может нести и совершенно другой заряд.  Например, миниатюрная акварель Врубеля «Роза» - на первый взгляд это просто умильный цветок в стеклянном стакане. Но когда начинаешь разглядывать эти лепестки, эти штрихи, черточки, нервные мазки, они непостижимым образом складываются в какие-то все новые и новые комбинации форм, как в калейдоскопе, и вдруг ты уже видишь в этой розе целый космос, с бесчисленным числом галактик и планет, движущихся в неведомом танце…  Это длится мгновение, но его достаточно, чтобы у тебя внутри все перевернулось и ты почувствовал себя таким маленьким на краю этого космоса. Смотришь – листок бумаги размером  29,8х18,5 см, розочка нарисована…  Непостижимо!

 

 

РОЗА

Михаил Врубель "Роза"  бумага на картоне, акварель  1904г.

 

 

Натюрморт вообще очень прост, он кажется таким понятным и открытым, но в то же время каким он может быть сложным, многогранным и всеобъемлющим!

По моему ощущению, те или иные признаки натюрморта  можно найти в любом жанре, впрочем, как и в естественной среде. Это зависит от того, кто смотрит и что он способен видеть. В принципе, любая куча вещей – это своего рода натюрморт. Даже кучу мусора, с точки зрения изобразительного, можно  классифицировать  как неформатированный натюрморт. Мусор малопривлекателен, но археологи любят мусор. Они бережно добывают его, называя его «культурным слоем». В нем скрываются ценнейшие свидетельства жизни прошлых поколений. Да и сегодня мусор рассказывает порой о человеке более откровенно и подробно, чем рафинированные музейные экспонаты.

Кстате о куче... Современные ученые, которые обожают все анализировать, просчитывать, и раскладывать по полочкам, подсчитали, с какого минимального количества предметов  начинается «куча». Выяснилось, что куча начинается с трех предметов. Математические выкладки прилагаются. Забавно. Не только искусствоведы, оказывается, способны изящно разводить демагогии.

Известная мистическая сила числа три кажется установила порог и для числа предметов в живописном  натюрморте. Однако в современной фотографии мы можем видеть, что знаменитые, «простые натюрморты» Судека, например, могут содержать и один предмет. А бывает и меньше одного. В фотографиях зачастую изображаются и беспредметные плоскости. Стены, с их неровными поверхностями, с царапинами или с рисунками теней - разве это не те же натюрморты?

Натюрморт для меня – это еще одно пространство неизведанного, его можно увидеть везде и во всем, нужно только настроиться на определенную тональность,  прислушаться к этой «тихой жизни». Просто на  улице, на тротуаре или обочине можно увидеть потрясающие натюрморты из выброшенных, или просто забытых вещей. Вспоминаются сразу «Башмаки» Ван Гога, ставшие темой  шести (шести!) его полотен.

 

 

ван гог

Винсент Ван Гог  "Башмаки"  холст, масло  37,5 х 45  1886г.

 

 

Художник приходит в натюрморт не случайно. Погрузившись в натюрморт и испытав себя натюрмортом ты многое начинает видеть и понимать как натюрморт, будь то даже пейзаж или портрет. Жанр – это ведь форма выражения авторской идеи, но не ее содержание. Особое «натюрмортное» видение» – это прежде всего мировоззрение,  философское осмысление окружающего.

Однажды у нас в мастерской оказался букет роз, красивый, большой.  Я ходил вокруг него наверное целый день, понимая, что написать просто красные розы - это наверное вершина банальности, получился бы этакий традиционный салонный натюрморт. Идеи не было, но я  чувствовал, как время уходит, видел, как распускаются бутоны, а раскрытые цветы тяжелеют, солнце садится.  И тут все сложилось – розы и время, их короткое время – Время роз. Так появилась идея, а потом все просто – одна бессонная ночь, и к утру у меня были готова концепция  и эскиз будущего натюрморта «Время роз».  

Меня увлекают натюрморты многоплановые, многослойные в смысловой концепции, зовущие к размышлению. Я не очень понимаю традиционный тематический натюрморт, в котором тема нужна лишь как «повод собраться» для кучки предметов. Мне кажется, натюрморт как жанр намного глубже и имеет еще огромные возможности перспективного развития по сравнению с этой действительно «мертвой натурой», которая уныло тиражируется из года в год в галереях и на вернисажах.  Натюрморт – очень живой, еще только формирующийся жанр, правила и рамки дозволенности в котором художник определяет для себя сам, в меру своих амбиций. Современный натюрморт свободно преодолевает условные  границы жанра, вторгаясь на территорию пейзажа, или включая в себя элементы портрета или абстрактной композиции.

Часто меня спрашивают,  а какой натюрморт я бы хотел видеть в своем интерьере? Наверное, если бы я мог себе позволить купить этот натюрморт, то это была бы работа великолепного американца Эндрю Уайета «Птица в доме». Не уверен, что это натюрморт в традиционном понимании этого слова, это ведь еще и  интерьер, и даже анималистика, но именно так в моем понимании выглядит современный натюрморт. Он безграничен во всех смыслах, он простой и безумно сложный, он радостный и одновременно щемящее-грустный.  А сколько в нем внутреннего движения, энергии самой жизни и какого-то детского беспричинного счастья  вперемешку с беспокойным  ощущением, что все это в любой момент может исчезнуть – солнце закроет облаком или птица внезапно выпорхнет из комнаты.

 

 

уайет

Эндрю Уайет  "Птица в доме"  бумага, акварель 66х48 1979г. 

 

 

Построение пространства натюрморта имеет много общего с построением мизансцены в театре. В нем есть элементы актерской паузы на замершей сцене, едва слышной суматохи закулисья, неспешного рассказа ведущего. Театр натюрморта начинается с представления его персонажей, у каждого из которых свой характер, свои особенности и своя роль в общем сценарии, который выстраивает режиссер. Предметы «взаимодействуют» сначала в авторском, а затем уже и в зрительском воображении. При этом они ютятся на ужасно тесном пятачке. Пространство натюрморта обусловливает необходимость такого тесного взаимодействия.  Натюрморт статичен. И физически, и художественно. В  его магическом театре разыгрывается вечная  пауза, а действие остается за воображением. В нем развиваются чувственные фантазии, придающие натюрморту импульсы движения. Воображение способно оживлять облака посторонних мыслей, возникающих невесть откуда при восприятии, как бы и не связанных с переживанием натюрморта.

И кажется, как просто расписать и раздать роли, продумать взаимодействия и сконструировать мизансцены… Спектакль будет сыгран мгновенно, в одном акте, в одном явлении без единой реплики.

Но в реальности прописать роли предметам не получается. У каждого из них свое, давно приобретенное амплуа и навсегда заданная роль. Когда их принуждают отступить от нее, они начинают фальшивить. Спектакль натюрморта разыгрывают свойства предметов. Свойства делают предметам «характеры», «роли», «поведение»... Чувственное «повествование» непоследовательно, спонтанно и порой может начинаться со случайно выбранного места, как книга, открытая с середины. Наши переживания увязывают кучу предметов в единое поле их свойств. Чувственное напряжение, заложенное в авторском отношении к предметам, делает сюжет натюрморта  либо интересным, либо натянутым, искусственным, если связь предметов банальна, слишком очевидна.

Логика, естественно, присутствует в творческом процессе. Все дело в том, в каких вопросах творчества художник подчиняется логике, а в каких чувствам. Те, кто допускает логику в управление чувствами, создают прикладные вещи. Логика направляет по предсказуемому пути. Чувства открывают возможность невозможного. И в натюрморте также…

 

 

ИСПАНИЯ

Алексей Чернигин  "Испанский натюрморт"  х.м.  80х90  2011г.

 

 

у казановы 

 Алексей Чернигин  "У Казановы"  х.м. 70х90 2008г.

 

 

амстердам

 Алексей Чернигин  "Амстердам"   х.м.  70х80  2009г.

 

  

утро

Алексей Чернигин  "Утро у Казановы"  х.м.  80х90  2011г.

 

 

время

Алексей Чернигин  "Время роз"   х.м.  60х70  2007г.

 

 

виски

Алексей Чернигин  "Шотландская мелодия"  х.м.  70х90  2011г.

 

 

В материале использованы фрагменты статьи  Александра Фельдмана «Натюрморт»

2011 © Александр Фельдман

http://photo-element.ru/philosophy/nature-morte